Мэйкеры

Сделай сам: как идеология Do It Yourself толкает вперед медиаискусство

Несмотря на огромный рынок электронных музыкальных инструментов, многие артисты предпочитают использовать в своем творчестве самостоятельно сделанные устройства. Один из таких людей — музыкант и медиахудожник Дмитрий Морозов, более известный как Vtol. Его инструменты есть в коллекциях Aphex Twin, Криса Картера из легендарной индастриал-группы Throbbing Gristle, одного их пионеров русской электронной музыки Алексея Борисова и других известных музыкантов.

Первые опыты Морозова были связаны с circuit bending — изменением электронных цепей музыкальных игрушек, синтезаторов и генераторов эффектов. В результате такого препарирования эти устройства начинали звучать очень необычно и странно и идеально подходили для создания шумовой и «глитчевой» музыки. Впоследствии Vtol перешел к созданию более сложных инструментов. 

«Circuit bending в свое время стал прекрасным толчком для развития самодельной электроники, — говорит он, — благодаря чему очень многие талантливые люди начали создавать собственные приборы. Но сейчас это пройденный этап как с технической, так и с концептуальной точки зрения. Многие их тех, кто в 2000-х увлекался шумовой музыкой, стали конструировать модульные синтезаторы или переключились на художественные практики — создание арт-объектов, звуковых, видео или кинетических инсталляций. Я пытаюсь заниматься и тем и другим по мере возможности».

Некоторые из проектов Морозова направлены на внешнюю среду: например, пранкофон — гибрид телефона, синтезатора и логического модуля. Пранкофон набирает случайный или введенный пользователем номер и проигрывает человеку на другом конце провода мелодию, полученную в результате преобразования цифр этого номера в звуки. Другое изобретение Морозова называется Hotspot Poet и представляет собой миниатюрное устройство, транслирующее беспроводную сеть, название которой является строчкой из стихотворения. Строчки меняются каждые десять секунд, и ничего не подозревающие люди вместо подключения к Интернету читают на своих экранах стихи Басе, Гете, Петрарки или Пастернака.

«Меня интересует не только непредсказуемость в звучании или поведении машин, но и реакция тех, кто с ними взаимодействует, — говорит Vtol. — Вообще, непредсказуемость присуща многим моим работам. Используя этот прием, я пытаюсь наделить машины некими свойствами человеческой психики».

Один из недавних его проектов можно назвать одновременно аудио- и световой инсталляцией. Это лазерная драм-машина Divider, которая состоит из семи лучей, шести вращающихся компьютерных кулеров и фотосенсоров. Кулеры, установленные на пути у лучей, дробят их на мелкие импульсы, а фотосенсоры преобразуют полученные сигналы в звуки. Мерный техно-ритм или драм-н-бейсовый брейк с помощью такого устройства получить не удастся, но выглядит оно все равно впечатляюще.

Преобразование света в звук — идея не новая. Здесь можно вспомнить и светомузыкальные идеи Александра Скрябина, получившие воплощение в светокомпозициях в XX веке, и работы некоторых ветеранов шумовой музыки, таких как швейцарец Энди Гуль, который с 1970-х годов собирает устройства, трансформирующие свет в звук и делится их схемами на своем сайте. (http://andy.guhl.net/howto/index.html). Несколько лет назад инженер Intel Андрей Кудрявцев совместно со своим коллегой Сергеем Павловым представили музыкальный интерактивный стол: закрытый короб с инфракрасной камерой, обратной проекцией, встроенным компьютером и источником бесперебойного питания. Стол реагирует на движения специальных шайб, которые кладутся на «столешницу», камера считывает рисунок с шайбы и преобразует его в звук. Одновременно движениями шайб можно регулировать различные звуковые параметры: громкость воспроизведения, применяемые к музыкальному фрагменту эффекты и т.д.

«Нагрузку процессора составляли три ключевых ингредиента: среда распознавания, визуализация с обратной связью и музыкальное ПО, — рассказывает Кудрявцев. — Выход архитектуры Sandy Bridge от Intel помог решить эти задачи в жестко ограниченном термопакете и энергопотреблении. В результате появилось решение, которое мы представили публике в телешоу «Минута Славы», где наряду со столом была показана другая разработка — Лазерная Арфа. В номере оба инструмента участвуют в создании музыкальной композиции в реальном времени».

Для тех, кто делает первые шаги в создании собственных инструментов, отличным решением станут платы Genuino 101(Arduino 101 для США), рассчитанные на непрофессиональных пользователей. Благодаря открытой архитектуре и возможности добавления новых компонентов, эти платы можно использовать для создания самых разных самодельных устройств. Миниатюрный аппарат для продажи снеков, собственная неоновая бегущая строка как на Times Square, робот, который по часам кормит кота, — пользователей может ограничить только фантазия. Дмитрий Морозов использует эти платы во многих своих проектах: например, интерактивной инсталляции Wave is my nature, задействующей световые и звуковые волны.

«Эти платы — настоящая революция как в электронике, так и в программировании, — говорит Морозов. — Конечно, у них есть и обратная сторона: многие люди даже не знают, что в электронике существует еще что-то, и используют Arduino для того, с чем справилась бы и схема на паре копеечных компонентах. Но доступность информации и возможность без страха самому начать собирать свои устройства перевешивают любые недостатки».

«Меня Arduino привлекает простотой прототипирования, огромным количеством дополнительных модулей сопряжения и библиотекой примеров, — делится Кудрявцев. — Это позволяет разрабатывать проекты различной сложности в кратчайшие сроки, используя накопленный опыт. Многие проекты, над которыми я работал 10 лет назад на ассемблере, сегодня я бы несомненно начал с Arduino».

Технический бэкграунд при работе с Arduino не так важен: главное — желание учиться. Но зачем музыкантам или видеохудожникам тратить драгоценное время, если можно приобрести пару-тройку готовых видеоконтроллеров, сэмплер или синтезатор?

«Я думаю, что будущее — за индивидуальными разработками во всех сферах: от моды и искусства до еды и транспорта, — размышляет Морозов. — Массовое производство оторвало людей от природы вещей, поэтому сейчас очень важно «изобретать велосипеды». Благодаря идеологии DIY мы познаем постиндустриальную культуру, учимся правильному взаимодействию с миром объектов и механизмов. Для творческой деятельности это невероятно важно. Ведь речь идет об инструменте, который становится продолжением тела, разума и, извините за пафос, души».

Егор Антощенко

Поделиться этой статьей

Другие темы

Мэйкеры Развлечения Стиль жизни

Читать эту статью следующей

Read Full Story